+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Обвиняют в попытке кражи но не отпечатков ни других доказательств нет

Предыдущий Оглавление Следующий. Обстоятельства, подлежащие доказыванию. Понятие и классификация доказательств. Виды доказательств.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: UTV. Что делать, когда тебя обвиняют в краже?

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Предыдущий Оглавление Следующий. Обстоятельства, подлежащие доказыванию. Понятие и классификация доказательств. Виды доказательств. Обстоятельства, подлежащие доказыванию или иначе — предмет доказывания — это совокупность подлежащих установлению с помощью доказательств фактов и обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела. Правильное определение предмета доказывания является весьма важным.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно! Перечень отдельных видов доказательств. Как уже отмечалось в предыдущей главе , перечень отдельных видов источников доказательств содержится в ч. Информация, полученная из других источников, не подлежит использованию в уголовно-процессуальном доказывании и признается недопустимой.

Данный перечень может изменяться или дополняться только законом. Речь идет не просто о механическом перечне списке возможных источников получения доказательственной информации, а об их системе, которая сложилась исторически, опирается на глубокий эмпирический опыт расследования рассмотрения уголовных дел и фактически является универсальной, поскольку соответствующие виды доказательств с теми или иными минимальными изменениями или уточнениями mutatis mutandis наблюдаются во всех правопорядках.

Содержащийся в ч. В результате такого обобщения мы получаем пять типов допустимых видов доказательств: 1 показания; 2 заключения; 3 вещественные доказательства; 4 протоколы; 5 документы.

Часть особенная. Некоторые из указанных типов доказательств подлежат дальнейшей классификации, которая также находит отражение в законе при конструировании системы отдельных видов доказательств. Так, любые показания , с одной стороны, характеризуются обязательными общими признаками: а субъективным личным характером это всегда информация, исходящая от конкретного лица, то есть человека ;. С другой стороны, для юридической регламентации показаний большое значение имеет процессуальный статус допрашиваемого лица, что не дает законодателю возможности рассматривать показания как единый вид источник доказательств и вынуждает его прибегать к дальнейшей классификации показаний в зависимости от этого статуса.

В результате такой классификации мы получаем шесть конкретных видов показаний, каждый из которых представляет собой автономный источник вид доказательств: 1 показания подозреваемого; 2 показания обвиняемого; 3 показания потерпевшего; 4 показания свидетеля; 5 показания эксперта; 6 показания специалиста. При этом показания эксперта и показания специалиста заметно выделяются из этого ряда, поскольку имеют строго акцессорную природу по отношению соответственно к заключению эксперта и заключению специалиста эксперт и специалист могут быть допрошены исключительно в связи с данными ими заключениями.

В то же время с учетом статуса допрашиваемых лиц показания подозреваемого тесно примыкают к показаниям обвиняемого, а показания потерпевшего — к показаниям свидетеля, что находит отражение не только в относительном теоретическом тождестве данных видов показаний, но и непосредственно в тексте закона ч. Заключение также существует на уровне единого понятия, но в процессуальном смысле делится на два автономных вида доказательств: 1 заключение эксперта и 2 заключение специалиста.

Как отмечено выше, показания эксперта и специалиста значительно теснее связаны с заключениями данных лиц, нежели с остальными видами показаний, что и находит отражение в ч.

Протоколы в свою очередь подлежат дальнейшей классификации на: а протоколы следственных действий для досудебного производства и б протоколы судебно-следственных действий для судебного производства, то есть судебного разбирательства, апелляционного производства и т. Кроме того, понятно, что при дальнейшем анализе мы приходим к перечню допускаемых законом следственных судебно-следственных действий, каждое из которых оформляется определенным протоколом, отражающим специфику данного следственного действия протокол обыска, протокол следственного эксперимента и т.

Установленный законом перечень отдельных видов доказательств весьма стабилен. Так, в г. Однако это нововведение оказалось недолговечным: в ч.

В то же время Федеральный закон от 4 июля г. N ФЗ дополнил перечень видов доказательств заключением и показаниями специалиста п. Это последнее на сегодняшний день уточнение перечня отдельных видов доказательств. Закрытый характер перечня отдельных видов доказательств и недопустимость использования в ходе доказывания информации, полученной из других источников, приводят к необходимости не только определения надлежащего вида доказательств при закреплении соответствующих сведений, но и правильного разграничения видов доказательств между собой.

Ошибки здесь чреваты признанием того или иного доказательства недопустимым. Поиск для той или иной информации корректной доказательственной формы и верный выбор для нее соответствующего вида источника доказательств представляют собой важнейшую составляющую уголовно-процессуальной деятельности в ходе расследования и рассмотрения уголовных дел.

Показания подозреваемого и обвиняемого. Автономия показаний обвиняемого подозреваемого как отдельного вида доказательств является типичной характеристикой континентальной уголовно-процессуальной логики. В англосаксонских системах уголовного процесса такой автономии нет: обвиняемый либо отказывается от дачи показаний, либо дает показания в качестве свидетеля.

При этом право давать показания в качестве свидетеля защиты появилось там у обвиняемого относительно недавно, скажем, в Англии только в самом конце XIX столетия. До этого обвиняемый в ходе судебного разбирательства обязан был молчать. В этом смысле Россия является ярким представителем континентальной модели процесса, поскольку необходимость выделения показаний подозреваемого ст. Для характеристики показаний обвиняемого и подозреваемого очень важное значение имеет то обстоятельство, что речь идет не просто об участниках уголовного судопроизводства со стороны защиты, но о тех из них, кто непосредственно защищается от обвинения против них направлено уголовное преследование.

Отсюда вытекает, что подозреваемый и обвиняемый, во-первых, вправе отказаться от дачи показаний и не несут никакой ответственности за такой отказ. Во-вторых, подозреваемый и обвиняемый не несут никакой ответственности за дачу ложных показаний. Существующий в российском уголовном процессе иммунитет подозреваемого и обвиняемого от уголовной ответственности за дачу ложных показаний также является континентальной спецификой.

В англосаксонских странах выбор для обвиняемого является более жестким: либо отказаться от дачи показаний, либо дать правдивые показания и нести ответственность за дачу ложных показаний. Именно этим и объясняется тот факт, что в Англии или США обвиняемый дает показания исключительно в качестве ординарного свидетеля. Континентальная дифференциация показаний обвиняемых и свидетелей, напротив, связана с разными подходами к регламентации показаний обвиняемого нет ответственности за дачу ложных показаний и свидетельских показаний такая ответственность имеется.

Показания и объяснения обвиняемого как средство защиты в советском уголовном процессе. С сугубо доказательственной точки зрения разница между показаниями обвиняемого и подозреваемого невелика: регулирование здесь фактически тождественно.

В то же время понятно, что речь идет о различных участниках уголовного процесса, поэтому показания подозреваемого чаще всего имеют место на начальных этапах движения уголовного дела и расследования при задержании, сразу после возбуждении уголовного дела и т.

В судебных стадиях процесса ни о каких показаниях подозреваемого речь идти уже не может, так как такой фигуры, как подозреваемый, там уже просто нет, в силу чего при разрешении уголовного дела судом можно лишь ставить вопрос об оглашении показаний подозреваемого, данных в ходе предварительного следствия и дознания.

В отличие от подозреваемого обвиняемый появляется в ходе по окончании предварительного расследования и сохраняет свой статус на протяжении всего дальнейшего уголовного процесса.

Отсюда показания обвиняемого могут быть даны на следствии, непосредственно в суде или даже, допустим, в апелляционной инстанции. Именно поэтому регулирование вопросов, связанных с показаниями обвиняемого, является более обширным: многие из них возникают только в судебных стадиях уголовного процесса.

Так, следует различать: а показания обвиняемого и б его позицию по делу. Позиция обвиняемого по делу представляет собой его отношение к обвинению и, по сути, сводится к утвердительному или отрицательному ответу на вопрос о том, признает ли он себя виновным. Доказательственного значения позиция обвиняемого по делу не имеет.

Во-первых, здесь нет никаких сведений об обстоятельствах преступления содержательной стороны , что не позволяет считать доказательством краткий ответ обвиняемого суду на его вопрос об отношении к обвинению.

Во-вторых, позиция обвиняемого по делу выясняется вне рамок допроса, что также не позволяет отнести ее к показаниям обвиняемого в доказательственном смысле. Так, например, применение гл. Показания обвиняемого — это содержательная информация сведения , сообщенная им в ходе допроса дознавателю, следователю или суду и признаваемая доказательством ч.

В отличие от позиции обвиняемого по делу его показания институционально находятся в плоскости доказательственного права и являются видом доказательств. Но, давая в ходе допроса показания и отвечая на поставленные ему вопросы, обвиняемый также может, конечно, высказывать свое отношение к содеянному, признавать или не признавать вину и т.

Можно сказать, что здесь мы имеем дело с классификацией показаний обвиняемого по содержательному критерию в зависимости от отношения к содеянному. Практическое значение данной классификации заключается в том, что показаниям обвиняемого, сопряженным с признанием им своей вины, придается меньшая юридическая сила, чем всем остальным доказательствам.

В соответствии с ч. Иначе говоря, показания обвиняемого в форме признания вины могут использоваться для обоснования виновности обвиняемого только при их подкреплении другими доказательствами. Это необходимо в противовес действовавшему до Судебной реформы г. Такой подход позволяет хотя бы отчасти преодолеть специальными юридическими методами все еще заложенную в подсознании многих хотя уже полтора столетия нормативно не отраженную фактическую переоценку доказательственного значения признания обвиняемым своей вины.

Понятие и значение. Но и в континентальном уголовном процессе самостоятельный статус потерпевшему предоставляется далеко не всегда. Скажем, во Франции предъявивший гражданский иск потерпевший является гражданским истцом, а потерпевший, иск не предъявивший, — обычным свидетелем, в связи с чем в этой процессуальной системе не может идти речь об отдельных показаниях потерпевшего: любое лицо, пострадавшее от преступления, допрашивается в качестве свидетеля даже если оно предъявило гражданский иск.

Обособление не только процессуального статуса потерпевшего, но и его показаний на уровне доказательственного права является российской и в более широком контексте постсоветской спецификой, причем спецификой, безусловно, позитивной. В то же время доказательственные различия между показаниями потерпевшего и свидетеля лежат не столько в институциональной, сколько в содержательной плоскости.

В отличие от обычного свидетеля потерпевший представляет сторону обвинения и отстаивает в уголовном процессе свои интересы, что не может не учитываться при оценке его показаний. Это ни в коей мере не означает, что показания потерпевшего имеют меньшую силу по сравнению с остальными доказательствами, в частности показаниями свидетеля. Здесь в рамках концепции свободной оценки доказательств никакой иерархии нет и быть не может. Но принимать во внимание заинтересованность потерпевшего в исходе дела также необходимо.

Что касается сугубо институциональных вопросов, то основное отличие показаний потерпевшего от показаний свидетеля заключается в том, что для потерпевшего дача показаний является не только обязанностью, но и правом п. Поэтому дознаватель, следователь и суд при наличии соответствующего ходатайства потерпевшего обязаны получить его показания независимо от собственного мнения о необходимости данного доказательства, его ценности, достаточности других доказательств и др.

Здесь они связаны в плане собирания доказательств, но, разумеется, не в плане оценки полученных показаний потерпевшего. В остальном между показаниями потерпевшего и свидетеля в доказательственном смысле разницы нет, что позволяет нам далее рассматривать данные виды доказательств совместно, не делая между ними различий, если не оговорено иное. Российское уголовно-процессуальное право, как и большинство других правопорядков, принципиально отвергает даже какое-то подобие института свидетельской дееспособности, допуская дачу показаний несовершеннолетними, душевнобольными, малолетними и т.

Никакой возрастной или другой границы для свидетелей потерпевших нет и не должно быть. Любой человек может оказаться потерпевшим от преступления или его свидетелем, и было бы неразумно отказываться по формальным основаниям от той информации, которая может быть от него получена.

В этом смысле способность или неспособность того или иного человека например, малолетнего ребенка давать показания определяется по внутреннему убеждению лица, ведущего производство по делу, то есть на основании принципа свободной оценки доказательств. В случае наличия у следователя или суда сомнений в такой способности он вправе произвести экспертизу с целью выяснения способности свидетеля или потерпевшего правильно воспринимать обстоятельства окружающей действительности и давать показания, причем когда речь идет о потерпевшем, то данное право превращается в обязанность одно из оснований обязательного назначения экспертизы в соответствии с п.

В отношении несовершеннолетних свидетелей или потерпевших действует ряд дополнительных гарантий, позволяющих правильно оценивать возможности адекватного восприятия ими окружающей действительности. Речь прежде всего идет о факультативном, а для лиц, не достигших возраста 16 лет, об обязательном участии в допросе педагога или психолога, сокращенной продолжительности допроса и других гарантиях, предусмотренных ст. Несовершеннолетние свидетели и потерпевшие также не несут, разумеется, ответственности до достижения ими возраста 16 лет за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Это должно учитываться при оценке полученных от них показаний, но без какой-либо дискриминации данных показаний, которая противоречит концепции оценки доказательств по внутреннему убеждению. Это совершенно логично, поскольку принципиальной разницы между свидетелем и потерпевшим в данном аспекте нет.

Поэтому исчезновение упоминания о свидетеле из п. Представляется, что на практике экспертиза должна назначаться как в отношении потерпевших, так и в отношении свидетелей.

В отличие от обвиняемого подозреваемого для потерпевшего и свидетеля дача показаний является не правом, а обязанностью. Поэтому они несут ответственность как за отказ от дачи показаний, так и за дачу заведомо ложных показаний за исключением тех, кто не достиг возраста уголовной ответственности, то есть в данном случае 16 лет.

Статья 158 Уголовного кодекса РФ

Не заполнено обязательное поле Подтверждение пароля. Необходимо согласие на обработку персональных данных. Любому расследованию — будь то дело о хищении миллиарда долларов или о простой карманной краже — предшествует этап, называемый стадией возбуждения уголовного дела.

Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Согласно уголовному законодательству РФ, под кражей понимается тайное хищение чужого имущества. Чужое имущество — это имущество, не находящееся в собственности либо законном владении виновного. Основной признак кражи — тайность хищения. Этим кража отличается, к примеру, от грабежа, при котором хищение имущества потерпевшего совершается открыто. Субъективная сторона выражена в прямом умысле.

Обвиняют в попытке кражи но не отпечатков ни других доказательств нет

Перечень отдельных видов доказательств. Как уже отмечалось в предыдущей главе , перечень отдельных видов источников доказательств содержится в ч. Информация, полученная из других источников, не подлежит использованию в уголовно-процессуальном доказывании и признается недопустимой. Данный перечень может изменяться или дополняться только законом. Речь идет не просто о механическом перечне списке возможных источников получения доказательственной информации, а об их системе, которая сложилась исторически, опирается на глубокий эмпирический опыт расследования рассмотрения уголовных дел и фактически является универсальной, поскольку соответствующие виды доказательств с теми или иными минимальными изменениями или уточнениями mutatis mutandis наблюдаются во всех правопорядках. Содержащийся в ч. В результате такого обобщения мы получаем пять типов допустимых видов доказательств: 1 показания; 2 заключения; 3 вещественные доказательства; 4 протоколы; 5 документы. Часть особенная. Некоторые из указанных типов доказательств подлежат дальнейшей классификации, которая также находит отражение в законе при конструировании системы отдельных видов доказательств.

Возбуждение уголовного дела: пособие для «чайников»

Кража есть тайное хищение чужого имущества, которое охватывает собой посягательство на любую форму собственности. Данный вид хищения юридически существенно отличается от иных видов, таких как разбой, грабеж, растрата и мошенничество. Важным составляющим преступления признается факт, что похищенное имущество является чужим для похитителя, а вина определяется в виде прямого умысла, имеющего корыстный мотив, выраженный в незаконном извлечении имущества. Важным аспектом преступления признается факт, что оно считается законченным с того момента, когда преступник изъял имущество и получил возможность им распорядиться. При этом не имеет значения, успел он эту возможность реализовать или нет.

Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

.

.

.

.

идеальным образцом для разрешения других похожих дел, но .. УК РФ, поскольку первая попытка совершить кражу не . отказался поддерживать обвинение подсудимого Ч. по п. В деле нет доказательств (не приведены они и в . продать, но не вернул ни приставку, ни деньги.

.

.

.

.

.

.

.

Комментарии 3
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. llorenir

    На единственное жилье нельзя наложить взыскание, странно что такой опытный юрист не сделал эту оговорку.